Статьи > Миражи над Жигулями > Статьи Авесты

Современные мифы и легенды Самарской Луки в исследованиях группы "Авеста"

 
ПАВЛОВИЧ Игорь Львович, руководитель исследовательской группы "Авеста",
РАТНИК Олег Владимирович, член исследовательской группы "Авеста" (г.Самара)


"С грустью и сожалением приходится сказать, что легенды и предания, в которых воспеты Жигули, мало известны современному читателю. Многое уже покрылось, или покрывается пылью забвения. Сколько удивительно ярких легенд и преданий, напечатанных в старинных изданиях, превратилось в уникальную редкость, в достояние архивов и музеев"
С. Кузьменко "Жемчужины Жигулей".


К середине ХХ столетия среди жителей многих крупных городов Земли усилился интерес к «необычному», постепенно данный интерес стал во многом доминирующим. Зададим вопрос: «Является ли данный интерес чем-то особо уникальным, явлением характерным исключительно для современной эпохи?» Скорее всего, нет!

Можно предположить, что в информационном поле, охватывающем любое общество, «необычное» - это своеобразная граница между повседневностью, реальностью и неизведанным. Рассказы данной тематики содержат информацию, касающуюся того или иного явления, события, объекта, которую невозможно полностью ни опровергнуть, ни подтвердить (самарский исследователь, укрывшийся под псевдонимом "А.Мухин", предлагает называть подобную информацию – мифо-фактами.)

Граница неизвестного, как и многие другие определения «необычного», носит вполне закономерно выраженный культурно-исторический характер. Например, в XII-XVI веках увидеть лик Девы Марии в небе Европы чем-то необычным быть не могло. Однако в ХХ веке данная возможность сменилась на свою противоположность.

Примером другого рода может служить передача звука или изображения на сверхдалекие расстояния. То, что когда-то было некой сказочной реальностью далекого прошлого, фантастикой века 19-го, стало повседневной реальность дня сегодняшнего.

Необходимо отметить, что в СССР понятие «необычного» в конце 70-х годов ХХ века было сформировано весьма странным синтезом удивительных достижений науки, растущим недоверием к любым официально заявляемым утверждениям, отрывочными фрагментами исчезающих народных суеверий и усиливающимся религиозно-мистическим влиянием (чуть позже все это способствовало «запуску» так называемой "перестройки сознания", повлекшей за собой формирование нового взгляда на окружающую действительность.)

Значительный вклад в формирование так называемого «списочного состава» элементов, на данный момент определивших категорию «необычного» (это и НЛО, и «снежный человек», и «нео-динозавры», и шаровые молнии, и многое другое) был, в частности, привнесен рядом журналов, например, «Антологией таинственных случаев» журнала «Техника-Молодежи» и циклом телевизионных передач типа «Очевидное-Невероятное». Именно эти СМИ в определенной степени сформировали тот понятийный аппарат, на основе которого и шло в дальнейшем восприятие различных проявлений «необычного» в России.

Необходимо напомнить, что в эти годы практически все «необычное» в СССР происходило (находилось) где-то весьма далеко от крупных городов – например в горах Алтая, Кавказа, Урала, в заснеженной Сибирской тайге или за полярным кругом.

Постепенно разворачивающийся информационный бум активизировал вовлечение в информационный кругооборот и ресурсов местного значения.

Вероятно, одним из первых, кто обратил внимание на местный материал о «необычном», был житель г.Самары В.И. Степанов. Схожие процессы протекали и в других городах бывшего СССР, например, в Ярославской области с местным материалом о «необычном» активно работал В. Кукушкин. (Кукушкин В. «Химеры урочища Х», М.: Новация, 1997)

В те годы интерес к «необычному» у большинства советских граждан носил ярко выраженный потребительский интерес. Найти где-нибудь интересную статью, а лучше книгу, и почитать. Жители города Куйбышева (Самары) в этом плане не были чем-то исключительным. Конечно, здесь были отдельные примеры людей, активно интересующихся «необычным». Была группа Петра Молотова, пытавшаяся искать таинственного обитателя озера Лабынкор в холодной Якутии, был в Самаре Владимир Иванович Авинский, окруженный группой единомышленников, разрабатывающих тему палео-контактов, были и другие, например, исследующие загадку Тунгусского метеорита… Но по большому счету, все эти люди оказывали на жизнь миллионного города воздействие столь слабое, что его практически можно и было и не учитывать.

Определенным стимулом, подхлестнувшим интерес волжан к «необычному», стала фиксация массового появления НЛО, особенно событие 13 сентября 1990 года - «атака» НЛО на одну из военных локаторных станций.

В этой связи, сформировавшаяся в начале 80-х годов на волне пробудившегося интереса к «необычному» в местном контексте группа самарских исследователей оказалась перед настоящей целиной практически не тронутого информационного поля.

Так что же удалось сделать почти за двадцать лет упорной работы?

Важнейшей чертой местного материала о «необычном» явилось то обстоятельство, что, при удивительной схожести сюжетных линий, местный материал о «необычном» обладал невероятно низким потенциалом воспроизводимости (известности) и практически нулевой документально-исторической привязкой.

В современной повседневной жизни необычное чаще всего демонстрирует себя в информационной сфере (это сообщение, рассказ, быличка, миф и т.д.), реже встречается материальное проявление (объект, процесс, воздействие и т.д.) или его след, в большей или меньшей степени сохранившемся на местности. Большинство современных исследователей признают, что значение необычного изучено плохо. (Подробнее смотри: Найсер У. «Познание и реальность», М., Прогресс, 1981; Пивеев В.М. «Мифологическое сознание как способ освоения мира», Петразоводск, 1992; Новичкова Т.А. «Эпос и миф. Городские легенды», СПб., Наука, 2001; «Современный городской фольклор», М., Наука, 2003.)

В этой связи самарская группа «Авеста» в какой-то степени продолжает работу, начатую на Западе таким исследователями, как, например, Ч. Форт и К.Г. Юнг (Чарз Форт «1001 забытое чудо», СПб, 1997; К.Г. Юнг «Один современный миф», М., Наука, 1993.).

В СССР в данном направлении особо успешно работали такие исследователи как В.Санаров и доктор философских наук А.М. Буровский. (В. Санаров «НЛО и Энлонавты в свете фольклористики», журнал «Советская этнография», №2, 1979; А. Буровский «Необычные истории разных градов и весей»// Сборник «Сибирская жуть» №1, №3, №5 Красноярск «Олма-Пресс», 2000-2002).

Более двадцати лет (в период с 1984 по 2006 год) самарская группа исследователей-краеведов вела сбор и, по возможности, проверку любых сообщений о необычном, таинственном и загадочном в Поволжье, изучая так называемое современное мифологическое пространство Поволжья. Здесь следует отметить, что, высказав данное замечание, исследователь попадает на весьма зыбкую почву, поскольку в настоящее время нет не только единого понимания, что такое современная мифология, но и общепринятого определения самого термина "мифология".

В настоящее время в современном обществе довольно четко прослеживаются три мифо-положения:

- миф об «иных», включающий в себя рассказы о нлонавтах (и НЛО), предтечах, мутантах, оборотнях и т.д.;

- миф об «ино-реальности», включающий представления о «терра инкогнита», параллельных мирах и пространственно-временных переходах;

- миф о «жизненной силе» и «преображении».

Все три выше перечисленных направлениях вполне характерны и для территории Самарской Луки.

Некоторые результаты проделанной работы были представлены в серии книг “Современные мифы Поволжья” (“Легенды Волжских Подземелий”, «Миражи над Жигулями», «Играющие Тени»), а так же в серии газетных и журнальных публикаций.

В этих книгах была сделана попытка соединить мифологическую составляющую информации о различных волжских чудесах и загадках с информацией по реально существующим объектам и данными, собранными в ходе многочисленных полевых экспедиций. Тем самым была проведена большая кропотливая работа по сбору крайне рассеянной информации о любых проявлениях «необычного» в Среднем Поволжье.


Свидетельства исторические.

В ходе проводимых исследований выяснилось, что записанных старинных сообщений о «необычном», а так же просто местных сказок и легенд, мало. Нет преемственности между народами, жившими здесь в древности и пришедшими сюда в 1586 - 1645 годах - этот факт отмечен многими краеведами.

В Поволжье в конце XIX века народные верования, сказки и легенды собирал писатель Д.Н.Садовников (1847-1883), во второй половине ХХ века эту работу продолжил краевед Ю.К. Рощевский и этнограф К.И. Серебренитский (Ю.К. Рощевский «Народная проза Самарской Луки», Тольятти, 2002; К.И. Серебренитский «Чудотворные источники Самарской Епархии», 1993; «Последние отшельники Самарской области», «Предания о подземных старцах», 1996-1997).

Было так же установлено, что в общих работах по истории России история Среднего Поволжья излагается с недостаточной полнотой. Объективного объяснения этому нет. Лишь фрагментарно исследованы архивы волжских городов. Совершенно неизвестны или крайне труднодоступны многие свидетельства очевидцев, например, описания Поволжья, сделанные англичанином Дж.Кэстлем (1737г.), самарский архив В.Н. Татищева (1688 - 1750гг.). Бумаги его предшественника И.И.Кириллова (1733г.) “Описание губерний и провинций”, путаны и противоречивы. Существует огромный историографический провал в фиксации событий, происшедших на данной территории.

Более того, официальные источники по Самарскому краю содержат множество весьма сомнительной информации. Так, например, К.Серебренитский отмечал: “На туристических картах начала 80-х годов время от времени отмечали какие-то поселки-призраки, которых на самом деле никогда не было... Наверное, таким образом заставляли путаться и плутать по Самарской Луке предполагаемых шпионов - в поисках села Ермаково или Бахиловой Поляны, которые почему-то отсутствовали на картах, или отмеченного, но несуществующего поселка Родниковый... Еще сто лет назад знаменитый на всю Россию Ямской тракт, соединяющий Европу и Азию, на картах “превратился” в заросшую безлюдную, болотистую лесную дорогу, соединяющую Сосновый Солонец - Новинки".

Работа, проведенная в библиотеках и архивах, порождала версию о возможном целенаправленном изъятии некоторых свидетельств и материалов из областных хроник, возможно, в связи с проводившейся борьбой с «невежественными суевериями».

В 1995 году Самаров С.А. подготовил доклад-исследование “Анализ распределения наблюдений аномальных явлений по территории России” (доклад был представлен на третьей городской экологической конференции в г.Тольятти, 1995г.).

В конце ХХ века термин «необычное» был практически повсеместно заменен термином "аномальное явление" (АЯ).

В докладе сообщалось следующее: “При проведении диахронного анализа сообщений о наблюдении различных типов странных, загадочных аномальных явлений (АЯ) на территории России за последние 80 лет было установлено устойчивое существование во времени четко выраженных географических зон с различной вероятностью наблюдения АЯ.

Для проведения данного анализа было отобрано и проработано более 1000 случаев сообщений о наблюдениях, имеющих строгую фиксацию точки наблюдения на местности с погрешностью не более 1 км и фиксацией по времени с погрешностью не более 5 дней.

Учитывая непостоянную плотность населения по территории России и неравномерность поступающей информации, вычислялась относительная плотность наблюдений

d = N/(S*L),

где N - число наблюдений АЯ на территории площадью S с населением численность L.

Проведенное исследование указывало на существование так называемых "зон однородности наблюдения АЯ" и их явное несоответствие климатическому, геологическому или административно-территориальному делению. Последнее обстоятельство свидетельствует о существовании некоего "фактора Х", имеющего не ясный нам характер и порождающего данное явление.

Материалы доклада указывают, что в период 1910-1990 годов Среднее Поволжье занимало третье по России место по величине относительной плотности наблюдений (проявлений) АЯ.

Ограниченность объема данного доклада не позволяет более подробно рассмотреть этот вопрос и подробнее охарактеризовать области, занимающие первые два места, а также "выделенные малые области" - например "М-ский треугольник", "Хоперскую Зону" и т.д., в которых характер поступающих сообщений о наблюдениях АЯ подчиняется совершенно другим условиям.

В настоящее время (2006 год) у авторов нет необходимого объема данных, свидетельствующих об изменении этого показателя, а так же о смене тенденций, определяющий данный показатель.

По данным авторского архива за 1993 год, распределение сообщений о наблюдениях проявлений различных АЯ представляло следующую картину.

Первая группа - сообщения о фиксации НЛО, что для России составляло 53%, а для Среднего Поволжья (СП) данный показатель был значительно ниже - около 40%;

Вторая группа - сообщения о различных "энергетических проявлениях" ("столбы жесткого света", огненные шары, структурированные помехи на ТВ и радиоканалах, "пересмешники", "зоны радиомолчания" и т.д.). По России данная группа составляла 35%, для Среднего Поволжья - 20%.

Третья группа - сообщения о наблюдениях различных "сказочно-фантастических существ": по России около 6%, для Среднего Поволжья этот показатель повышался до 12%.

Четвертая группа сообщения об "Инореальности". Для России он составлял около 1,5%, для Среднего Поволжья он был практически на порядок выше - около 16%.

Пятая группа - прочие АЯ, не учитываемые в первых четырех группах. Для России - 4,5%, для Среднего Поволжья - 12%.

Вопрос анализа природы расхождения приведенных показателей (Россия - Среднее Поволжье) слишком сложен и плохо изучен, чтобы его можно было изложить в объеме данного доклада.

В ходе проведенной работы было установлено, что разделение микро-территорий Среднего Поволжья, характеризующееся различным уровнем сообщений о наблюдении АЯ, также крайне неравномерно. Последнее, вероятно, определяется не сколько особенностями природно-ландшафтных зон или степенью заселенности того или иного района, сколько действием неких совершенно не учитываемых факторов.

Любопытно отметить, что самым сложным в работе над данной темой было не наличие доказательств проявления того или иного явления, сколько установление достоверности сообщения о нем.

Также было установлено, что, в основной своей массе, большая часть местных рассказов о «необычном» не обладала действенным уровнем побуждения, необходимым для проработки их информационной основы или хотя бы простой проверки.

Само происшествие, породившее рассказ, обычно было крайне быстротечно и практически не предполагало какой либо устойчивой повторяемости.

В редких случаях порожденный происшествием след того или иного рода мог существовать довольно долго. Но в этом случае главная проблема исследователя заключалась в том, что этот след был невероятно менее «зрелищным», чем породившее его происшествие, и для своего «считывания» требовал наличия весьма специфических знаний, методик или уникальной дорогостоящей приборной базы.

Авторами установлено, что разделение микро-территорий Среднего Поволжья, характеризующихся различным уровнем сообщений о наблюдении АЯ, также крайне неравномерно. Последнее, вероятно, определяется не сколько особенностями природно-ландшафтных зон или степенью заселенности района , но и действием неких совершенно не учитываемых факторов.

Характер распределения по территории Самарской области «рассказов о необычном» внутри административно выделенных зон носит следующий характер:



Авторы не знают, носит ли характер данного распределения вероятностно-случайный характер, или же подчинен некоему закону.

Характер распределения по территории Самарской области «рассказов о необычном» и предполагаемая динамика их изменения внутри административно выделенных зон весьма интересны, но это тема отдельного исследования (Полученные данные представлены в статье «Рассказы о необычном, как источник информации о подземном мире Поволжья», опубликованной в сборнике «Спелеология Самарской области», выпуск №3, Самара, 2004.)

Довольно часто возникает вопрос: «Какую долю от всех наблюдений «необычного», составляют рассказы о них, и какой, собственно, процент от этих рассказов становится известен исследователям?»

Вероятно, на первую часть вопроса, ответ дать вообще невозможно. (Предположительно, что до 90% наблюдений странного так и остаются, неизвестными никому, кроме самих очевидцев, как считает известный исследователь У.Найсер. «Познание и реальность», М., Прогресс, 1981.)

Второй показатель можно попытаться оценить косвенным способом.

На март 2004 года спелеологам Самарской области было известно 75 пещер. Авторы, не являясь профессиональными спелеологами, из рассказов о необычном знали о 27 пещерах, что составляло 36% от общего объема информации. (По сюжетной линии рассказов о «подземном мире» Поволжья, выявлена следующая динамика соотношений (через дробь дается отношение обычных объектов (пещер, гротов) к «необычным»): 1996 – 39/46, 2000 – 50/50, 2004 – 77/52.)

Предполагая данное соотношение близким к истинному, можно ориентировочно оценить общее число известных авторам рассказов о необычном в отношении к их общему числу, как находящееся в диапазоне от 30-40%.

Рассказчики о «необычном» подразделяются на две неравные группы.

Первая – это те кто является непосредственными очевидцами необычного («я видел…»). С некоторым допуском сюда можно отнести и тех, кто передает подобные рассказы в прямом пересказе. Обычно это сообщения о неких безымянных объектах, ведь там нет указателей или вывесок с названием.

«Невероятно сложно разобраться в природе породившей тот или иной рассказ о необычном. Примерно это тоже самое, что пытаться рассмотреть пейзаж сквозь довольно толстое полупрозрачное стекло с нанесенным на нем рисунком. Что в воспринятом изображении относится к пейзажу, а что к рисункам (личная объект-гипотеза), ясно отнюдь не всегда…» - отмечает У.Найсер («Познание и реальность», М., Прогресс, 1981).

Вторая группа – это «передающие информацию» («Я слышал…») в рамках тех или иных концепций, где объект чаще всего поименован (Мирный город, град Китеж, башня «Зеленой луны»).

Вероятно, интересно рассмотреть необычную историю «фантомной фабрики», как некую условную модель рассказов о «необычном» всей Самарской Луки.

И в том, и в другом случае совершенно неясно, откуда, собственно, появилась первичная информация, что на данной территории что-то интересное происходит. И тут, и там больше рассказывали, чем пытались что-либо проверить. Немногочисленные «походы приобщения» обычно заканчивались совершенно безрезультатно, однако это совершенно не разрушало общую убежденность что «вот в следующий раз!…» Еще более редкие «приобщения», скорее, носили эмоционально-негативный характер и в основной своей массе скорее «гасили» интерес к дальнейшей разработке данной темы.

Что происходило на территории «фантомной фабрики» до пожара, нам не известно. Вполне возможно, что что-то там и наблюдалось. Но подобных свидетельств у нас нет. Следовательно, весь известный нам массив наблюдений и располагается в промежутке от пожара до возведения на этом месте жилого дома.

За прошедшие двадцать лет авторам лично или опосредовано было известно около полусотни исследователей, занимавшихся историями «фантомной фабрики». Много это или мало? Наверное, для города с миллионным населением это ничтожно мало, но остановимся на этой цифре, что бы хоть примерно оценить ситуацию.

Итак, полсотни человек (при этом иногородние группы есть смысл считать единичными представителями, замыкая их на «проводника»). Из них только восемь человек непосредственно наблюдали на данной территории «необычное» (это 16%). Есть еще четыре случая, но они под большим сомнением и, скорее всего, учитывать их не нужно.

В свою очередь, эти восемь человек подразделяются на две группы: в пять человек (10%) - это те кто после контакта с «необычным» полностью утратили всякий интерес к чему-либо подобному, и три человека (6% - продолживших исследование), из которых только один имел повторное наблюдение.

Отличительной особенностью «рассказов о необычном» для Среднего Поволжья является отсутствие точной географической привязки в определении места действия (в лучшем случае указывается ближайший населенный пункт).

Причин этому несколько. Прежде всего, это простое незнание рассказчиком местных названий и неспособность точно ориентироваться на местности. Для случайного очевидца все незнакомые или мало знакомые поляны, овраги, распадки и холмы похожи друг на друга, а табличек с их местным названием около этих объектов просто нет.

Так же необходимо отметить, что восприятие многих территорий как единого целого меняется довольно сильно. Так, например, до начала 70-х годов ХХ века под Самарской Лукой предполагалась территория, задаваемая с севера, востока и юга рекой Волгой (в рассказах порой так и звучит - "за Волгой"), на юго-западе она ограничивалась окрестностями г. Сызрани и на северо-западе поднималась почти к истоками р.Уса.

В течение ХХ века данная территория переставала восприниматься как единое целое и как бы уменьшалась. В настоящее время, чаще всего когда говорят о Самарской Луке, подразумевают лишь район, ограниченный изгибом р. Волга и р. Уса. (Из современного восприятия территории Самарской Луки выпадает даже формально относящийся к данной административной территории Усольско-Комаровский район).

Необычное фиксируется только тогда, когда оно в значительной степени отличается от окружающего. Если на фоне поля и возникнет проявление (мираж) луга, то его просто не заметят.

В рассказах о «Необычном» фигурируют такие знаковые объекты как неизвестные озера, водопады, реки, пещеры, а так же одиночные строения, дома, целые деревни и даже города.


Что говорят очевидцы?


Большинство зафиксированных рассказов очевидцев о проявлении необычного относились к 1972-1993 годам. Это было время, когда своеобразный местный “центр Необычного” - Самарскую Луку - посещало довольно много людей.

Сегодня туда ездят немногие, ненадолго и с целями крайне прагматичными, например, отдохнуть на даче или, сходив в лес, набрать ягод и грибов. Многие выезжают просто на реку, наловить рыбы. Ходят эти люди по строго определенным маршрутам и, сделав намеченное дело, скорее торопятся домой в город.

Хотя имеются и некоторые исключения, так согласно оценке заместителя директора Жигулевского Государственного заповедника по охране и экологической безопасности, «в 80-90 годы ХХ века источник "Каменная Чаша" посещало до 300 человек в год. Преимущественно это были школьники и организованные туристы. Основной поток посещения приходился на первомайские праздники. Они набирали в источнике воду и проходили транзитом. После 1998 года поток туристов в это место стал постоянно расти. В 2002 году через перевал на Каменную Чашу прошло уже 800 (зафиксированных) человек, в 2004 – 2200 человек, а за восемь месяцев 2005 года уже более 1500 человек». («Пока еще жива легенда Жигулей», газета «Живая вода» №9, сентябрь 2005 года.)

Современные мифы, легенды, былички Среднего Поволжья о Необычном в значительной степени анонимны. Наши информаторы в большинстве своем предпочитают сохранять безымянность. “Большая культура”, в отличие от “мифо-субкультуры”, склонна считать практически всю информацию с большим "коэффициентом странности" сомнительной или несуществующей. Отсюда берут свое начало многочисленные “санкции” против “говорящих очевидцев” - в лучшем случае в виде насмешек, подозрений в мистификациях и обмане.

Авторы не раз слышали нечто подобное: “Ладно, вам я расскажу, но, вообще-то, что это такое, я не знаю. И если вы про это говорить или писать будете, на меня не ссылайтесь”.

Местные жители практически не фиксируют что-либо “необычное” в своем окружении и не проявляют к нему любопытства.

Очевидец, не желающий рисковать своей репутацией, либо вынужден молчать, либо ограничится обсуждением происшедшего в кругу своей семьи или друзей. Иногда с течением времени при определенных обстоятельствах он может, сохраняя определенную степень анонимности, попытаться найти заинтересованных слушателей среди специалистов. Но и при этом он будет рассказывать о своих впечатлениях, как умеет.

Еще раз отметим: с одной стороны современное общество отвергает рассказы о необычном, с другой стороны, под воздействием масс-культуры, делает возможным их востребованность и тиражирование, чаще всего на страницах так называемой «желтой прессы» или игровых сериалах.

В качестве примера работы группы можно рассмотреть четыре различных устойчивых пласта верований, подкрепляемых современными быличками и «привязанных» к конкретным материальным объектам «следам» на местности.

Рассмотрим несколько характерных рассказов, подвергнутых в первом приближении наиболее полной проверке.

Пример первый - так называемый «Мирный город», странствующий город современного народного фольклора Среднего Поволжья. Это Жигулевский аналог таких объектов, как «невидимый град Китеж» (Россия), «Небесный город Асуров» (Индия), «пропавший город Ис» (Франция) и т.д. «Мирный город» - «фантомный город», «город призрак», случайно наблюдаемый в различных районах Самарской Луки. Чаще всего он имеет привязку к берегу р.Волга, но иногда соотносится и с другими территориями. Этот город обычно либо вписан непосредственно в местный ландшафт, либо приподнят над горизонтом. Иногда он виден отраженным в водах реки (в данном качестве в 2002 году в районе п. Ширяево город-фантом был даже заснят на видео-камеру).

Первые обнаруженные авторами литературные фиксации этого объекта принадлежат А.Ф. Леопольдову («Исторические заметки о Самарском крае», 1860г.) и Н. Степному («Сказки Волги», т.1, Собрание сочинений в 10 т., М., 1927г.)

«Мирный город» является характерным представителем целой группы «объектов-призраков», известных в Среднем Поволжье (Анализу рассказов об этих объектах посвящена авторская книга «Миражи над Жигулями», выпущенная издательством «НТЦ», Самара, 2002).

Наиболее часто рассказы о появлении «Мирного города» поступают из района Васильевских островов. В 1987 и 1989 годах в эти места были организованы две экспедиции для опроса местных жителей и проведения непосредственных наблюдений. Группе удалось записать несколько рассказов, а так же наблюдать ряд интересных оптических эффектов.

Пример второй - «Камень Аусина». Этот объект предположительно связан с группой рассказов о волшебном камне, укрытом в Жигулевских горах. Первое известное литературное упоминание приведено в книге М.А. Емельянова «Жигули и кругосветка» (Куйбышев, 1938г.). В конце 80-х - начале 90-х годов объект активно разыскивался многими группами. Авторами был обнаружен в октябре 1995 года. Предположительно, это классическая ритуальная зернотерка, составленная из двух специальных камней. Возможно, нами обнаружен разрушенный алтарь древнеславянского божества Авсеня.

В районе нахождения камня имеется еще ряд мифо-выделенных объектов: «яма Аусина», «дорога Аусина», «пасека», а так же наблюдаются различные энергетические явления, фиксируемые приборами и визуально (наработанный материал подробно представлен в книге «Играющие тени», НТЦ, Самара, 2005).

История три - «Вавилов дол». В 1982 году члены группы довольно случайно познакомились с «Протоколами судебного заседания Средне-Волжского областного суда по уголовному делу "Вавилов дол"» №2-85/29, проходившего с 17.07 по 02.08.1929 года в Самаре. Суть дела – разоблачение группы мошенников, объявивших себя посредниками между богомольцами и некими подземными старцами-пустынниками, обладающими огромным могуществом и с древнейших времен живущими в этих местах. В материалах дела подробно излагался ход операции, проведенной самарской ОГПУ при ликвидации различных наземных, а так же подземных сооружений и объектов обнаруженных в этом месте (Более подробно с историей «Вавилова Дола» можно познакомиться в книге «Тайна Вавилова дола»// «Духовная литература», Самара, 1999).

В отличие от большинства подобных историй о необычном, история «Вавилова дола», во-первых, имела четкую географическую привязку; во-вторых, характеризовалась весьма длительным временем своего существования (по меньшей мере, два века); в-третьих, имелись официальные документы социально-структурного взаимодействия общества с обитателями этого места (включая уголовное дело 1929 года и какие-то исследования 70-х годов ХХ столетия с неизвестными целями и результатами).

Суть легенды о «Вавиловом доле» сводилась к тому, что в этом районе есть некие подземные обитатели («старцы»), при определенных условиях способные выполнять просьбы людей. (Проще всего эти просьбы было передавать через людей-посредников. Раскаявшийся разбойник Вавила, согласно легенде, был первым посредником. Отсюда пошло и название этого места). Старцы заняты какими-то своими делами. (В религиозной интерпретации они «славят Бога» и «поднимают Храм».)

Согласно рассказам, наблюдаемые в этой местности различные «зрелищные эффекты» (чаще всего, это «ночные огни») - все это есть непосредственное проявление «подземной деятельности». (Самое любопытное, что многие зрелищные явления «Вавилова дола» были зафиксированы в официальных бумагах следствия).

Вообще, официальной информации по этому району крайне мало и ее достоверность неизвестна. Например, авторам удалось обнаружить сведения, что в районе «Вавилова дола» известняково-доломитовый слой наиболее близко выходит к поверхности, что может служить косвенным доказательством существования протяженных подземных пустот.

Есть информация, что «Вавилов дол» располагается на границе некой обособленной геологической структуры, около 200 км в диаметре, хорошо просматривающейся из космоса, и т.д.

Проведенные в 1999, 2000, 2003 и 2005 годах экспедиции в данный район позволили не только обнаружить упомянутый дол (в настоящее время это неглубокий овраг, заросший деревьями и окруженный распаханной степью), но и непосредственно пообщаться с приходящими сюда паломниками, а также зафиксировать ряд локальных объектов, важных для местного фольклора. В ходе поездки авторами наблюдался ряд интересных оптических и звуковых эффектов неустановленной природы. Особое впечатление произвел след мощнейшего водяного потока, зафиксированный во время поездки 2005 года. Полегание травы (как след стремительного бега воды) отмечено на весьма значительной площади, охватывающей как дно оврага, так и часть его склонов. И если в низовье оврага след потока заканчивался изгибом русла местного ручья, то в его верхней части граница фиксировалась четко, но непонятно, что было причиной его формирования.

Например, совершенно четко фиксировалось отсутствие ямы классического гейзера или следа внезапно пробудившегося родника. Свежесть примятой травы свидетельствовала, что с данным явлением мы разминулись на весьма небольшой отрезок времени – от нескольких часов до пары дней. (Необходимо отметить, что одной из решаемых задач этих неизвестных подземных жителей является «отпирание (водяных) ключей».)

По результатам экспедиции было выдвинуто предположение, что легенды о подземных обитателях «Вавилова Дола» могут быть самым теснейшим образом связаны с группой археологических памятников (системы разветвленных шахт срубной культуры), обнаруженных относительно недалеко от исследуемого дола и с легендами о древних рудокопах, некогда ушедших в землю, в таинственный «рудный овраг» (В. Карасев «Тайна срубной культуры»// журнал «Самара и губерния» №2, 2002; Ф.С. Бакаш «Зори пестравских степей», книга 1, 1995г.)

В период с 2000 по 2005 годы территория «Вавилова дола» была в значительной степени «благоустроена». Если в 2000 году попечители отметили «Вавилов дол» небольшим железным крестом, указательным щитом со схемой местности, а также благоустроили колодец, то к 2002 году здесь уже была возведена небольшая часовня. К 2005 году на южной оконечности дола был сооружен целый комплекс культовых сооружений, хорошо видимый с ближайшего шоссе.

Последнее делает этот район более привлекательным для современных паломников и туристов, но, с нашей точки зрения, этот «новодел» в значительной степени убивает истинный дух места и осложняет его детальное исследование.

Каких-либо всем очевидных следов, что тут под землей кто-то живет и работает, авторам обнаружить не удалось. И хотя «зрелищные эффекты» наблюдались, особенно в ночное время, проявляли они себя в довольно узких секторах и по какому-то своему расписанию.

История четвертая - «Кругловушка». Рассказы о необычных событиях, происходивших в окрестностях местечка «Кругловушка», были довольно распространены в Самаре (тогда еще Куйбышеве) в конце 80-х годов ХХ века. Говорили о необычном месте – холме, лишенном растительности, окруженном системой водяных колец. Рассказывали о вспышках и всполохах, наблюдаемых над этим местом, про молнии, бьющие из земли в небо и с неба в деревья, о подземных пожарах.

Первая экспедиция группы «Авеста» состоялась в данный район летом 1993 г. (Более подробно материал исследований объекта «Кругловушка» и камня Аусина представлены в 3-й книге цикла «современная мифология» «Играющие тени».)

В ходе поездки был обнаружен странный ландшафтный объект, определенный как искомая «Кругловушка». Было записано довольно много странных местных историй. В пространстве вблизи объекта наблюдался ряд оптических явлений.

Экспедиция 2003 года фиксировала частичное изменение (разрушение) объекта и позволила обнаружить некоторые его ранее неизвестные элементы. Отношение местных жителей к объекту довольно равнодушное. Из литературы известно, что в данном районе в 1972 году обнаружены уникальные археологические памятники, но к настоящему времени они полностью не исследованы. Район перспективен для работы.


Необходимо упомянуть о еще одном направлении исследований. Назвать это направление можно так: "Космическая стрела Тохтамыша".

Предыстория такова. В июне 1391 года (согласно общепринятой хронологии) на территории Среднего Поволжья произошла знаменитая битва. Здесь в смертельном поединке сошлись войска владыки Средней Азии эмира Тимура и хана Золотой орды Тохтамыша. Разразилась то самое сражение, исход которого, согласно представлениям многих исследователей, в значительной степени определил путь дальнейшего развития всего Евразийского региона. "В январе 1391 года Тимур с 200-тысячным войском выступил из Ташкента. Преодолев степи Казахстана, Западной Сибири, Южного Урала, грозный завоеватель приблизился к реке Волге. Тохтамыш надеялся задержать продвижение противника на Яике, но не успел собрать там свои войска и помешать переправе. Ордынцы отступали в глубь своих владений на северо-запад и рассчитывали, что утомленные многодневным переходом войска Тимура окончательно истощат свои силы. Но после того, как армия правителя Самарканда вышла на реку Самара и приблизилась к Волге, дальнейшее отступление стало невозможным. 18 июня 1391 года противники сошлись в решающей битве на правом притоке реки Сок на реке Кондурча. ("Земля Самарская". Куйбышевское книжное издательство, 1990г.)

Казалось бы, что столь грандиозное сражение, столь масштабное и значимое событие должно было оставить весьма четкий след как в физическом, так и в информационном пространстве. Однако этого почему-то не произошло.

По прошествии семи веков каких-либо видимых следов этого сражения также не сохранилось. Более того, в настоящее время даже точно не известно место, где эта битва произошла. Недостаток информации, неясность самого характера этого сражения (было ли оно предопределено общим ходом истории или носило случайный характер) заставляют многих исследователей вообще не разрабатывать данную тему.

Вместе с тем, в рамках современной концепции глобального пересмотра классической истории, появился ряд вполне добротных публикаций, отрицающих не только саму битву, но и совершенно по-иному трактующих ее главных «участников». Хорошим примером литературы подобного рода можно назвать, например, книгу С. Валянского и Д.Калюжного «Другая история Руси» (М., изд."Вече"), где Тимур представлен крестоносцем…

Что же касается информационных следов этого события, то и они весьма малочисленны.

По трудно объяснимым причинам, художественное отражение этой битвы не состоялось (в отличие, например от знаменитой битвы на поле Куликовом или других столь же масштабных сражений древности). Более того, даже в научной литературе данное событие было освещено более чем сдержано.

Возможно, это каким-то образом связано с личностями главных действующих лиц этого сражения - Тохтамышем (разорителем Москвы) и непобедимым Тимуром (с наследием и историей последнего вообще много таинственного (Согласно устойчивому народному поверью, вскрытие гробницы Тимура должно было повлечь за собой ужасные бедствия. Достоверно известно, что могила Тимура была вскрыта силами экспедиции академии наук СССР вечером 21 июня 1941 года, что самым таинственным образом совпало с началом Великой Отечественной войны. Данное «совпадение» настолько сильно поразило граждан СССР и так широко распространилось, что без официальной подпитки и тиражирования в СМИ пережило крушение СССР и становление новых социальных общностей в разделившихся республиках).

Загадка информационного забвения данной битвы заставляет еще раз вспомнить еще более глобальную загадку, загадку исчезновения самого крупного и влиятельного государства в данном регионе – Золотой Орды.

Несколько веков она буквально царила в Евразии. Но, когда русские утвердились на Средней Волге (в XIV веке), Великий Волжский путь от Казани до Астрахани уже проходил по весьма пустынным местам. И историки как-то особенно не старались объяснить, почему и куда, собственно, исчезли многолюдные и богатые татарские «Сараи».

Вернемся к битве Тимура с Тохтамышем. Анализ сохранившейся информации о ходе этой компании и самого сражения порождает множество вопросов.

Первый: почему сражение было принято Тохтамышем в изначально невыгодных условиях? Ведь к его началу армия Золотой орды только собиралась и спустя относительно небольшое время могла увеличиться практически вдвое. Не задействованные в данном сражении силы позволили Тохтамышу уже в течение 1391-1393 годов восстановить свою власть над Ордой и продолжить войну с Тамерланом. Что помешало Тохтамышу, маневрируя и уклоняясь от генерального сражения, выждать время, необходимое для подхода свежих сил? Из истории хорошо известно, что подобная выжидательная тактика всегда приносила успех обороняющимся кочевникам (яркий пример - война скифов и персидского царя Дария).

Но известно, что Тохтамыш принял бой в довольно невыгодных условиях. Этого полководца сложно обвинить в военной некомпетентности и отсутствии полководческих талантов. Тогда получается, что данное место сражения было выбрано вполне осознано. Вот только вопрос второй – чем оно было так важно?

Большинство исследователей обходят это вопрос полнейшим молчанием. Только один из историков конца XIX века, М.И.Иванин, дает на него вполне толковое объяснение: «В урочище Урю-Тюпя было местопребывания летней ставки ханов Золотой Орды. Там паслись бесчисленные стада, и кочевало множество народа…» (М.И.Иванин, «О состоянии военного искусства у среднеазиатских народов при Тамерлане» (1875) по книге «Тамерлан. Эпоха. Личность. Деяния», М:, «Гурат», 1992).

Возможно, данного объяснения вполне достаточно, а возможно, и нет. В истории известно немало примеров оставления столиц, преднамеренной сдачи их неприятелю для обеспечения тактического преимущества. Другое дело, если, маневрируя, Тохтамыш заводил своего грозного противника в такое место, где тот бы понес весьма ощутимые потери. (Примером подобного рода может служить гибель немецких рыцарей на льду Чудского озера.)

Но в Среднем Поволжье вроде бы нет ничего похожего… Вместе с тем, народная память, обладающая совершенно иными чертами, чем научная или официальная духовная, дает крайне интересную зацепку, объясняющую место выбора состоявшегося сражения. Здесь речь идет о народной легенде о так называемой "стреле Тохтамыша". Впервые внимание на эту легенду обратил самарский краевед Виктор Пылявский.

Согласно религиозно-оккультным представлениям, в исламе "стрела означает гнев и наказание Божье, посылаемое на врагов его". Т.е. гигантская стрела – огромный гнев… В иных культурах магическое значение пиктограммы стрелы практически аналогично. Стрела защищает, приносит победу, увеличивает силу, волю, порой исцеляет раненых… (О.А. Иблиев «Полная энциклопедия символов», М:, «Мир книги», 2005)

Народная память сохранила информацию, что у Тохтамыша была «особая большая стрела». К нашему огромному сожалению, найти какие либо подробности этой легенды пока не удается, так же, как не удается найти какие либо литературные упоминания об этом объекте или событиях, непосредственно связанных с ним.

Можно предположить, что, маневрируя, Тохтамыш выводил непобедимые войска Тамерлана именно под удар «большой стрелы», призывая на них гнев небес. (Что впрочем ему не помогло - сражение Тохтамыш проиграл и был вынужден бежать).

На вопрос о возможной правдивости этой концепции специалисты-краеведы только пожимали плечами. Они ничего о стреле не знали, а в народные истории верить не хотели. Оставалось только самим искать подтверждение (или опровержение) народных верований, доказывать существование Стрелы Тохтамыша.

Вероятно, первым кто начал поиск данного объекта, был уже упоминавшийся самарский краевед Виктор Пылявский. Используя возможности воздушной разведки, в районе предполагаемого нахождения объекта он обнаружил весьма интересную структуру. На местности этот объект выглядел как четко выраженный крутой склон высотой около 6 м, охваченный изломом оврага (возможно остатком древнего оборонительного рва). Общая ориентация системы на юго-запад.

  

Поездка группы исследователей «Авесты» на объект осенью 2005 года выявила существование в данном месте некоторых энергетических особенностей, периодически наблюдающихся и в других мифо-выделенных районах Среднего Поволжья. (В частности здесь речь идет о весьма специфической радио-помехе - так называемом «пересмешнике» - и эффекте быстрой смены уровня освещенности местности. Хотя последнее, возможно, имеет биологическую природу и заключается в различной индивидуальной восприимчивости при резком изменении у наблюдателя кровяного давления под влиянием каких-то мало изученных факторов).

Следующим весьма важным этапом исследования "Стрелы Тохтамыша" стало желание проверить, как данный объект воспринимается из космоса. Сразу оговоримся, что чего-либо особенного от этого запроса мы не ожидали. Каким же было наше изумление, когда на фотографии, поступившей по системе «Глобал» с одного из орбитальных спутников, мы обнаружили весьма характерный контур – контур объекта, своими очертаниями весьма напоминающий наконечник стрелы.

 

Вероятно, имеет смысл уточнить, что в настоящее время данный объект хорошо выражен лишь как элемент рельефа, воспринимаемый исключительно с космической высоты.

На местности же объект - это относительно небольшой участок возвышенности, с трех сторон ограниченный распаханными под поля степными участками, а с четвертой -поймой реки Сок. Его поверхность заросла негустой травой и мелким кустарником, где вполне вольготно чувствуют себя многочисленные небольшие птицы. Возвышенность рассекают небольшие овраги (возможно, это оплывшие древние рукотворные рвы). Они создают весьма причудливые очертания, практически нечитаемые с земли, но довольно хорошо различимые с высоты.

На склонах этих оврагов хорошо заметны многочисленные круги и кольца, выделенные цветом травы и достигающие от десяти до сорока шагов в диаметре. (Природа их происхождения, а также порядок общего расположения на объекте, если, конечно, таковой существует, в настоящее время трактовке не поддаются.).

 

На "Стреле" кругов обнаружено много. Имеются явные повторения в размерах и взаиморасположении. Можно ли рассматривать данное образование как систему неких сигналов? И если ответ положительный, то по какому параметру нужно эту информацию считывать?

Вернемся к обнаруженной «стреле».


Вот ряд вопросов, которые «порождает» этот объект, и попытка ответа на них с привлечением дополнительного объекта «стрелы под Сергеевском» (при рассмотрении космических фотоснимков ряда других районов Среднего Поволжья была обнаружена еще одна структура – лесной массив в районе п. Сергеевск, своей границей задающий примерный контур стрелы.)

1. Соответствует ли полученное изображение (и с какой долей вероятности) критериям искусственности?

Да, обе стрелы соответствуют критерию искусственности на уровне 98% (проверено как по корелляционному критерию (его использовал астроном А.В.Архипов, так и по топографическому критерию).

2. Известны ли какие-либо аналоги обнаруженной стрелы?

Вероятные аналоги нашей «стрелы» - рисунки плато Наска и ряд других мегалитических сооружений древности.

3. Может ли данная "стрела" рассматриваться, как некий указатель?

Да, и стрела Тохтамыша и стрела под Сергиевском указывают на господствующие высоты, причем направления, заданные этими стрелами, пересекаются вблизи третьей господствующей высоты.

4. Что может обеспечивать столь высокий уровень контрастности контура этого объекта?

Это самый простой вопрос. Ширина контура около 100 метров. Скорее всего, это паханая полоса, засаженная ежевикой или аналогичными растениями. У этих растений анизотропное рассеяние света, и при перпендикулярном обзоре эта полоса будет очень яркой. При наблюдении с высот менее нескольких километров полоса будет трудно наблюдаемой. Потом эта полоса будет веками самоподдерживаться.

5. Как соотносятся геометрические размеры отдельных частей изображения?

Стрела Тохтомыша построена из овального естественного объекта путем проведения трех полос и контрастной каймы. Искусственность полос доказывается очень надежно (распределение углов поворота скользящего по контуру вектора БИМОДАЛЬНО!). Полученная стрела совпадает с рисунком созвездия Девы (острие - это Альфа Девы, северная точка одиночной полосы - это Дзета Девы (правая грудь Девы), нижняя точка треугольника стрелы - это Гамма Девы (левая грудь и сердце Девы; любопытно, что в нашей "стреле" это место выделено яркой горизонтальной дугой); ноги Девы не уместились на холме и их положение задаётся парой вертикальных полос, проведенных так, что продолжение нижнего края треугольника стрелы пересекает продолжение (вниз) первой из пары полос в точке, где находится левая ступня Девы (Бета Девы и соответствующий ей собор в Реймсе). У нас здесь находится высота 178 (около села Чесноковка). Аналогично задаётся и положение правой ступни девы (Эпсилон Девы)). Сейчас по краю полос проходит тропа (одиночная полоса) и проселочная дорога (вдоль одной из парных полос).

6. Какую роль могут играть «круги» обнаруженные на склонах стрелы?

Этот вопрос пока остается без ответа.

Как мы видим над этими вопросами можно работать. Вероятно, ближайшим аналогом обнаруженного объекта являются знаменитые рисунки плато Наска и его менее известное продолжение - рисунки плато Пальпы.

Вот что на этот счет сообщает сайт «Лаборатории Альтернативной истории» (апрель 2004 года): «Благодаря авиации, в XX столетии были случайно обнаружены нанесенные на поверхность земли загадочные рисунки огромных размеров. Наиболее известными на сегодняшний день являются рисунки в пустыне Наска (Перу). Загадочность этих рисунков заключается в непонятности их назначения, в неизвестности народа, который их создавал, а также способа нанесения на поверхность земли. Эти рисунки можно видеть только с самолета или с большой возвышенности… Ни фотографии, ни видео не в состоянии передать то впечатление, которое производит этот макрокомплекс, когда видишь это все своими глазами. Не меньшее удивление и восхищение вызывает сам рельеф местности… Следует подчеркнуть, что вплоть до настоящего времени не существует подробных карт изображений плато Наски, не говоря уже о Пальпе. Я разговаривал с тремя пилотами в аэропорту Наски, пытаясь выяснить этот вопрос, но ответ был всегда одинаковый: карт нет. Есть простенькие туристические схемки, на которых указаны, в первую очередь, рисунки… Неспециалистам плато Пальпа практически неизвестно, изредка в какой-нибудь публикации или в сети промелькнет несколько фотографий с рисунками Пальпы. Самое удивительное, что Мария Райхе не занималась изучением этого плато, хотя не знать о нем она не могла. На мой же взгляд, плато Пальпа гораздо более характерно и показательно в плане изучения всего макрокомлекса Наски. Более того, комплекс Пальпы более разнообразен как по сложности изображений и их количеству, так и по разнообразию памятников».

И то, и другое может наблюдаться с воздуха. Различие выражено в том, что изображения плато Наска носят массовый характер (их довольно много), эти объекты видны с относительно меньшей высоты (при полете на высоте от 300 до 500 м), на поверхности эти рисунки образованы «отгребанием в сторону тысяч тонн вулканической гальки, в результате чего обнажилось светлое основание пустыни – желтоватый песок и глина. Здесь ни одна из расчищенных полос не имеет глубины более нескольких дюймов…» (Г. Хэнкок «Следы богов» М:, «Вече», 1997)

Наша «стрела» - это, скорее, перестроенный холм, что делает ее более близкой к и более древним мегалитическим памятникам прошлого.

Многие современные исследователи сходятся во мнении, что в период между VI тыс. до н.э. до IX веком до н.э. на значительной территории Земли существовала довольно однородная культура, создавшая множество мегалитов. Большинство ее следов обнаружены в приморской полосе, на островах внутренних морей и крупных речных долинах. Наибольшее число обнаруженных сооружений этой культуры было воздвигнуто (или сохранилось?) в полосе, ограниченной координатами от 50 до 54° с.ш.

По характеру находок хорошо разделяются два этапа строительства - от VI тыс. до н.э. до III тыс. до н.э. Это продолговатые холмы или насыпи. Их габариты: от 90 до 100 м длиной, около 2,5 м или более шириной, и от 1,5 до 3 м высотой. (Классический пример - так называемый "Стоунхендж 1").

Для Европы при их возведении четко прослеживается общая методика строительства, характерная для более раннего периода (от X до VIII тыс. до н.э.). В период между 3200 и 3000 годами до н.э. население Европы перестает сооружать холмы и вместо них по тем же правилам начинает воздвигать «хенджи» - каменные круги и круглые курганы. В период с 3200 по 2900 г до н.э. археологи, отмечают резкое снижение численности европейского населения и падение его активности (так называемая эпоха «Увядания вязов»).

Третий период строительства мегалитов датируется периодом от 2800 до 1600 гг. до н.э.

С 1500 г. до н.э. до 600 г. до н.э. возведение мегалитов отличается отсутствием единства, а затем повсеместно прекращается.

Материал, наработанный относительно загадки «Стрелы Тохтамыша», заставляет нас совершенно по-иному взглянуть на этот объект и его роль в истории Среднего Поволжья. Более того, он вновь заставляет нас задуматься над возможностью существования древних цивилизаций, об их информационном наследии, а также способах осуществления развивающих контактов.

В строго определенный момент времени в информационное поле вводится некая несуразность, заставляющая исследователя обратить на себя внимание. И некоторые специалисты начинают задавать вопросы… И если вы начинаете спрашивать, к вам начинают поступать ответы, которые, в свою очередь, ведут к новым вопросам.

И в этой связи мегалиты, некрополь Гизы, рисунки плоскогорья Наска, Стрела Тохтамыша - идеальные генераторы вопросов…

http://tltufo2002.narod.ru



 

Комментарии :

Комментариев нет

«Миражи над Жигулями»©2001—2014
При перепечатке статей обязательна прямая обратная ссылка на этот сайт.